ХРЕСТОМАТИЯ 

ПО ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ 

Составитель — 

доктор экономических наук профессор Е.Ф. Борисов 

ЮРИСТЪ 

МОСКВА 

2000 

 

 

 

 

УДК 330 (075.8) ББК 65.02 Х91 

 

 

Хрестоматия по экономической теории / Сост. Е.Ф. Борисов. — М.: Юристъ, 2000. — 536 с. 

Х91 

ISBN 5-7975-0290-9 (в пер.) 

Приводятся фрагменты из произведений видных экономистов прошлого и настоящего, представляющих различные экономические школы: меркантилизм, классическую экономическую теорию, неоклассические направления, кейнсианство и т.д. Кроме того, даны сведения о лауреатах Нобелевской премии по экономике, их вкладе в экономическую науку. Также помещены краткий терминологический словарь и предметный указатель по темам курса «Экономическая теория». 

Для студентов, аспирантов и преподавателей гуманитарных факультетов и вузов. 

УДК 330 (075.8) 

ББК 65.02 

 

ISBN 5-7975-0290-9 

© «Юристъ», 2000 

© Борисов Е.Ф. Составление, предисловие, 

словарь экономических терминов, 

предметный указатель, 2000 

 

ПРЕДИСЛОВИЕ 

Всемирно известного английского ученого Исаака Ньютона его коллеги превозносили выше знаменитого французского философа и математика Рене Декарта. На это И.Ньютон ответил: «Я вижу дальше и больше Декарта потому, что стою на плечах этого гиганта». 

Напрашивается аналогичный вопрос. На «плечах» каких основоположников стоит современная экономическая теория? Получить ответ на этот вопрос важно по следующим причинам. 

Во-первых, экономическая история человечества в целом развивается как бы по восходящей спирали. В этом возвратно-поступательном движении неизбежно повторяется пройденное, хотя и на более высоком витке исторической «спирали». Поэтому знание предшествующего опыта решения экономических проблем приносит пользу нашей нынешней хозяйственной практике. Выдающийся английский экономист Джон Кейнс пришел к такому заключению. Идеи экономистов и политических мыслителей — и когда они правы, и когда ошибаются — имеют гораздо большее значение, чем принято думать. В действительности именно они и правят миром. Люди практики, которые считают себя совершенно не подверженными интеллектуальным влияниям, обычно являются рабами какого-нибудь экономиста прошлого. 

Подтверждая и дополняя эти положения, американские профессора Кэмпбелл Р. Макконнелл и Стэнли Л. Брю в учебнике «Экономикс» (1990) делают такое обобщение. Соперничающие в борьбе за наши умы идеологии современного мира в значительной мере сложились под влиянием трудов великих экономистов прошлого, например Адама Смита, Давида Рикардо, Джона Стюарта Милля, Карла Маркса и Джона Мейнарда Кейнса. Для мировых лидеров теперь обычное дело получать от экономистов или просить у них советы и рекомендации по проблемам экономической политики; политэконом ныне входит в качестве непременного члена в высшие правительственные советы. 

Незнание или некритическое восприятие экономических идей прошлых времен сослужили в 90-х годах отрицательное воздействие на проведение экономических реформ в нашей стране. Как известно, ошибки были допущены из-за попыток следовать давно устаревшим установкам — отстранить государство от вмешательства в экономику. 

Во-вторых, будущие профессионалы могут получить полноценное высшее образование, если овладеют наукой, как говорится, не из «вторых рук» — из разного рода учебных пособий. Фундаментальные знания они могут почерпнуть из первоисточников — трудов ученых, где впервые изложены научные открытия и другие результаты исследований. Чтение таких произведений помогает, как бы с глазу на глаз встретиться с видными мыслителями прошлого и настоящего, от них самих узнать о многих достижениях экономической мысли и хозяйственной практики. 

Знакомство с передовыми мыслителями-экономистами еще в прошлом столетии считалось признаком высокой образованности. В романе «Евгений Онегин» А.С. Пушкин писал о главном герое: 

 

Бранил Гомера, Феокрита; 

Зато читал Адама Смита 

И был глубокий эконом, 

То есть умел судить о том, 

Как государство богатеет, 

И чем живет, и почему 

Не нужно золота ему, 

Когда простой продукт имеет. 

Вряд ли нужно доказывать, что сейчас углубленное овладение экономической теорией необходимо всякому специалисту нашей страны, чтобы успешно трудиться и жить в обстановке коренного обновления всей экономической системы. 

Однако многие ли студенты и выпускники вузов могут сказать о себе, что они читали труды Адама Смита, других корифеев экономической науки и знакомы с достижениями лауреатов Нобелевской премии по экономике? Между тем все желающие ознакомиться с первоисточниками по экономической теории сталкиваются со значительными препятствиями. 

Начальная трудность такова. В действующих вузовских программах курса экономической теории указываются первоисточники, с которыми студенты должны ознакомиться. Однако 

 

большинство основополагающих экономических произведений было издано разрозненно и в разное время, а сейчас достать их практически невозможно. 

Данная хрестоматия значительно облегчает положение студентов. В ней в систематизированном виде и в исторической последовательности приводятся отрывки из важнейших трудов видных экономистов прошлого и настоящего — от меркантилистов и физиократов и до лауреатов Нобелевской премии по экономике. Лучше понять современную рыночную экономику помогут также извлечения из некоторых наиболее распространенных сейчас в мире учебников по экономической теории. 

Немалые трудности испытывает всякий студент, который впервые начинает изучать историю экономической мысли. Чтобы облегчить читателю овладение первоисточниками, из них подобраны такие отрывки, которые более доступны для самостоятельной работы. В данном пособии приводятся также краткие сведения об основных течениях экономической мысли и об их представителях, дается характеристика публикуемых трудов. В конце книги помещен краткий словарь терминов, нуждающихся в пояснении, а также предметный указатель по основным разделам курса экономической теории. 

Наконец, читатель столкнется с еще одним затруднением. При последовательном чтении всех разделов студент может почувствовать, что он движется по кругу, словно в каком-то лабиринте. Не пройдут, наверное, незамеченными такие моменты истории экономических учений. Несколько раз, например, менялись представления ученых об экономической природе создаваемого богатства, о роли государства в экономике и даже о названии самой науки. 

В связи с этим читателю могут посодействовать следующие пояснения, которые, словно нить Ариадны, позволят найти выход из сложного лабиринта экономической мысли. 

Во-первых, разные школы ученых неодинаково трактуют одни и те же вопросы не случайно. За последние три столетия экономика — как предмет исследования ученых — неоднократно качественно изменялась. Не удивительно, что во всякую последующую эпоху ученые застают качественно иную экономику и, естественно, по-новому теоретически освещают ее. 

Во-вторых, разноголосица по одному и тому же вопросу объясняется неполным, неправильным отражением в теории объективно существующих экономических систем, которые являются симметриями особого рода. 

 

 

Первый род симметрии образуется в природе. Он означает полное соответствие в расположении частей целого относительно средней линии, центра. Так, в живой природе симметрия — правильное расположение одноименных частей тела или органов по отношению к некоторой оси или плоскости. При этом одна половина тела является как бы зеркальным отражением другой и повторяет ее (примерами могут служить бабочки, внешняя форма тела человека). 

Симметрия второго рода часто встречается в хозяйственной жизни. Обычно экономическое отношение представляет собой единство двух противоположных сторон: 

а) продавец — товар — деньги — покупатель, 

б) кредитор — ссуда — ссуда вместе с процентом — должник, 

в) предложение товаров на рынке — рыночная цена — спрос потребителей товаров и т.п. 

Широко известный специалист по истории экономической науки профессор Лондонского университета Марк Блауг в учебнике «Экономическая мысль в ретроспективе» отметил любопытную тенденцию, связанную с возникновением новых учений. Сначала появляется теоретический взгляд, отражающий только одну сторону какого-то хозяйственного явления (он привел пример разработки классической концепции предложения товаров на рынке). Затем возникает другая концепция, которая описывает противоположную сторону явления (такой была концепция спроса, выдвинутая сторонниками теории предельной полезности потребительских благ). Обе концепции М. Блауг назвал асимметричными, имея в виду явную неполноту освещения всего процесса формирования рыночной цены. Первая концепция выявила воздействие только предложения на цену, а вторая — влияние лишь одного спроса. 

Попутно заметим, что в науке (например, в биологии) асимметрией принято называть отсутствие или нарушение закономерного расположения сходных частей тела относительно определенной точки, оси или плоскости. В отличие от этого в области экономической теории асимметричными являются взгляды, которые отражают какую-то половину двухсторонней системы. 

В-третьих, важно отметить, что среди экономистов на известный период главенствующее положение занимала какая-то асимметричная теория, претендовавшая на полную истинность. Но из-за своей половинчатости ее положение было неустойчивым. Поэтому не случайно со временем происходил переворот в устоявшихся воззрениях — своего рода революция, которая 

 

приводила к господству альтернативную (другую возможную) точку зрения. В истории экономических учений отмечают, например, революцию в трактовке существа стоимости товара (на смену трудовой теории стоимости пришла теория предельной полезности) и революцию, совершенную английским экономистом Джоном Кейнсом (взамен принципа невмешательства государства в экономику он разработал учение об экономической роли государства). 

В-четвертых, взгляды экономистов различаются еще в одном отношении. Представители асимметричных взглядов всегда ведут между собой непримиримую борьбу за преобладающее положение в науке. Однако взаимная критика приносит неожиданный для всех результат: выявляются не только сильные, но и слабые стороны противников. В итоге рождается новая теоретическая платформа, на которой объединяются достижения альтернативных воззрений. Таким способом в теории преодолевается асимметричность и утверждается полная истина об экономических системах, что придает обобщающему учению силу и устойчивый характер. 

Например, английский экономист А. Маршалл конкретно показал, что рыночная цена одновременно испытывает воздействие и предложения продавцов и спроса покупателей. В связи с этим М. Блауг указал на способ преодоления асимметричности концепций предложения и спроса: Маршалл «осуществил примирение между теорией предельной полезности и классической политической экономией, и демонстрация того, что новые идеи могут быть приспособлены к более широкому контексту, придавала им привлекательность»1. 

Сказанное позволяет сделать следующие выводы. Во-первых, при ознакомлении с какой-либо концепцией целесообразно выяснять, в какой мере она является односторонней. Во-вторых, важно учитывать, что ни одна из асимметричных теорий не в состоянии дать полную истину по любому вопросу. В-третьих, если предпочесть какое-то асимметричное учение, то возникнет опасность попасть в безвыходное и бесплодное противоборство с прямо противоположным воззрением. Наконец, при изучении истории и современной экономической мысли целесообразнее всего ознакомиться с разными концепциями, чтобы составить наиболее полное представление по рассматриваемой проблеме. Настоящая хрестоматия предоставляет такую возможность. 

 

 

I. МЕРКАНТИЛИЗМ 

Меркантилизм (ит. mercante — торговец, купец) — первая школа экономической теории, которая возникла в Англии, Франции, Италии и других странах в начальный период развития капитализма. Ее последователи предприняли попытку определить форму богатства общества и способы его увеличения. 

Меркантилисты внесли в экономическую теорию ряд важных положений. Прочную основу богатства каждой нации они усматривали не в приумножении натуральных продуктов, а в накоплении денег (монет из золота и серебра). Источником такого накопления, по их мнению, служила прибыль (доход), возникшая в торговле. Но если обмен товаров на деньги совершается внутри страны, то одни лица могут обогащаться за счет других. Однако при этом общая сумма национального богатства не увеличивается. Такое богатство, по мнению меркантилистов, возрастает только благодаря внешней торговле. Здесь прирост богатства был самоочевиден. Товары в одной стране покупались по более низким ценам, а в другой продавались по более высоким. Так, организованная в Англии «Московская компания для торговли с Россией» скупала 1 штуку мачтового дерева за 25—30 копеек, а продавала за 4—5 руб. 

Ранний меркантилизм (последняя треть XV в. — середина XVI в.) был назван монетарной системой. Для него была характерна забота об активном денежном балансе (превышении количества ввозимых в страну денег над вывозимым из нее их количеством). В этих целях преследовались задачи: привлечь как можно больше денег из-за границы и сохранить золото в стране, меньше его расходовать и запрещать вывозить в другие государства. 

Поздний меркантилизм (вторая половина XVI в. — XVII в.) выступил против запрета вывоза денег, который препятствовал развитию внешней торговли, и за активный торговый баланс (превышение стоимости вывезенных из страны товаров над стоимостью благ, ввезенных в данную страну). 

Задачи экономической теории, по мнению меркантилистов, состоят в следующем: 

— разрабатывать практические рекомендации для государственной политики. Они считали, что для создания благоприятного торгового баланса государство должно вмешиваться в экономику; 


Страница 1 из 88: [1]  2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30   31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60   61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   Вперед